Эффективность психологических вмешательств в комплексном лечении при ишемической болезни сердца

Резюме. Результаты Кокрановского обзора

05Ишемическая болезнь сердца (ИБС) является самой распространенной причиной смерти людей во всем мире, хотя официальная статистика указывает на снижение уровня летальности. У лиц с ИБС психологическая симптоматика, сердечные приступы и кардиохирургия могут быть пугающими и травмирующими, поэтому с целью улучшения состояния здоровья пациентам предлагаются различные психологические процедуры.

Несмотря на неоднородность мировых показателей, в Великобритании уровень смертности от ИБС снижается преимущественно за счет введения доказательной терапии и устранения основных факторов риска (в основном курения). Успех, достигнутый в сокращении смертности, означает, что длительность жизни пациентов с ИБС возросла, и эти люди, вероятно, нуждаются в поддержке для управления симптомами и прогнозами.

Как следствие, необходимость решения проблем стресса, психосоциальных факторов (включая отсутствие социальной поддержки) и других психопатологий (расстройства настроения, такие как депрессия, тревога) признают в рамках традиционной кардиологической помощи.

В связи с этим в 2011 г. опубликован систематический обзор Кокрановского исследования, посвященный данной проблеме, а 28 апреля 2017 г. вышел обновленный вариант совместной работы британских и австралийских ученых, опубликованный в Кокрановской базе данных систематических обзоров (Cochrane Database of Systematic Reviews).

В нем авторы ставили задачей оценить эффективность психологических вмешательств (отдельных или совместно с кардио­логической реабилитацией) по сравнению с обычным лечением (в том числе кардиологической реабилитацией, где это было возможно) для людей с ИБС по уровню общей смертности и смертности от кардиальной патологии, заболеваемости сердечной патологией и сообщенными участниками психологическими результатами уровня депрессии, тревоги и стресса. Также целью исследования было изучение эффективности психологических вмешательств в этой популяции.

Для этого специалисты обновили предыдущие запросы, выполнив поиск по следующим базам данных по 27 апреля 2016 г.: CENTRAL в Кокрановской библиотеке, MEDLINE (Ovid), Embase (Ovid), PsycINFO (Ovid) и CINAHL (EBSCO). Критериями включения стали рандомизированные контролируемые исследования (РКИ) психологических вмешательств по сравнению с обычным подходом, проводимым обученным персоналом и оказываемым взрослым пациентам с конкретным диагнозом ИБС. Авторы выбрали только те исследования, которые оценивали независимый эффект психологической составляющей с минимальным наблюдением в течение 6 мес.

Исследованная популяция состояла из взрослых людей после перенесенного инфаркта миокарда (ИМ), процедуры инвазивной реваскуляризации, а также включала взрослых со стенокардией или ангиографически определенными заболеваниями коронарных артерий. В РКИ должны были быть сведения по крайней мере об одном из следующих результатов: смертность (общая или связанная с сердечной патологией), сердечная заболеваемость (ИМ, процедуры реваскуляризации), сообщаемые участниками уровни депрессии, тревоги или стресса.

Этот обзор включил 35 исследований, в которых рандомизированно отобраны 10 703 человека с ИБС (14 новых испытаний и 2577 участников, добавленных в это обновление). Данный контингент состоял в основном из мужчин (в среднем 77,0%) и людей с перенесенным ИМ (в среднем 65,7%) или после прохождения процедуры реваскуляризации (в среднем 27,4%). Средний возраст участников испытаний составлял 53–67 лет. Продолжительность наблюдения составляла от 6 мес до 10,7 года (в среднем 12 мес). В большинстве исследований (23 из 35) оценивали многофакторные вмешательства, включавшие подход с несколькими терапевтическими компонентами.

В 10 исследованиях изучали психологические вмешательства, нацеленные на людей с подтвержденной психопатологией в начале исследования, и в два исследования набирали людей с установленной психопатологией в процессе. Из оставшихся 23 исследований 9 приняли в работу неучтенных участников популяций с кардиальной патологией, сообщивших об определенном уровне психопатологии (3,8–53% с депрессивными симптомами, 32–53% с тревожными расстройствами), в 10 исследованиях люди не сообщили об этих характеристиках, и только в 3 исследованиях были исключены участники с психопатологией.

С учетом доказательств умеренного качества не установлено снижения риска общей смертности (7776 участников, 23 исследования) или процедуры реваскуляризации с психологической терапией по сравнению с обычным подходом. В исследовании с низким качеством доказательств не выявлено снижения риска нефатального ИМ, однако отмечено 21% снижение сердечной смертности. Имелись также данные низкого или очень низкого качества о том, что психологические вмешательства улучшали сообщаемые участниками уровни депрессивных симптомов, тревожности и стресса.

Стоит уточнить, что для депрессивных и тревожных расстройств психологические вмешательства в сочетании с фармакологической терапией (если это было сочтено целесообразным) оказались более эффективными.

В заключение авторы отметили, что в данном обновленном Кокрановском обзоре показано отсутствие у людей с ИБС доказательств того, что психологическое лечение влияло на общую смертность, риск процедур реваскуляризации или частоту нефатального ИМ, хотя уровень смертности от сердечной патологии был снижен на 21%, а психологические симптомы (депрессия, беспокойство или стресс) были менее выражены.

В связи со средним и низким качеством и некоторой неопределенностью в доказательствах в дальнейшем требуются более крупномасштабные испытания, проверяющие эффективность психологической терапии. В будущих исследованиях было бы полезно изучить влияние конкретных (а не многофакторных) психологических вмешательств для участников с ИБС и провести тестирование целевого воздействия лечения на разные группы населения (то есть людей с ИБС, с или без психопатологий).

Олег Мартышин

13 октября, 2020
Was this article helpful?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *