Физиологические резервы организма и риск развития деменции

Резюме. Исследование коморбидных взаимосвязей соматического потенциала и предрасположенности к дементным нарушениям.

Морфология и клиническая картина деменций

Известно, что патоморфологические особенности, характеризующие болезнь Альцгеймера (амилоидные бляшки и нейрофибриллярные клубки), часто не имеют корреляционных взаимосвязей с клиническими проявлениями заболевания, включающими когнитивный и функциональный дефицит. Так, при вскрытии post mortem у лиц с явными клиническими симптомами болезни Альцгеймера при жизни редко выявлялись характерные морфологические отличия. И наоборот — ключевые патоморфологические особенности болезни Альцгеймера, как правило, констатировали у пациентов с минимальными когнитивными изменениями, диагностированными при жизни. Подобные несоответствия стали основанием для предположений о существовании скрытых факторов, влияющих на взаимосвязь между патоморфологией болезни Альцгеймера и клиническими проявлениями заболевания, а также определяющих индивидуальную уязвимость к развитию патологических нарушений.

В исследовании, которое будет опубликовано в печатной версии издания «The Lancet Neurology» 1 февраля 2019 г., обоснован взгляд на то, что соматический статус определяет восприимчивость лиц пожилого возраста к развитию деменции альцгеймеровского типа, одновременно с этим смягчая влияние связанных с деменцией нейроморфологических изменений на внешние проявления заболевания. Данные, полученные сотрудниками Университета Дэлхаузи (Dalhousie University), Канада, свидетельствуют, что резервы соматического статуса пациентов следует учитывать в планировании терапии и клинического мониторинга состояния пациентов с болезнью Альцгеймера.

Болезнь Альцгеймера: факторы коморбидности

Ранее было показано, что наиболее часто деменция диагностируется у лиц старше 65 лет, имеющих сопутствующие соматические заболевания. Хрупкость, или слабость, — состояние, обусловленное снижением физиологических резервов организма и повышенной уязвимостью к развитию патологических процессов, — ассоциируется с возрастом и более высокими показателями когнитивного дефицита и деменции. В новом исследовании авторы применили методы статистического моделирования для оценки взаимосвязи между состоянием ограниченного физиологического резерва, морфологическими изменениями в тканях головного мозга, связанными с болезнью Альцгеймера, и клиническими проявлениями деменции по типу болезни Альцгеймера среди 456 участников проекта по изучению изменений памяти, обусловленных старением (Rush Memory and Aging Project — MAP). MAP — продольное клинико-патологическое исследование с участием людей пожилого возраста, проживающих в штате Иллинойс, США, которое стартовало в 1997 г. У добровольцев, вовлеченных в исследование, при жизни не был установлен клинический диагноз деменции.

Ежегодно участники проекта проходили нейропсихологическое и клиническое обследование, включающее детальное когнитивное тестирование и оценку неврологического статуса. Диагноз деменции, связанной с болезнью Альцгеймера, основывался на консенсусе клиницистов. Так, на момент последнего клинического осмотра более чем у половины добровольцев (53%; 242 человека) установлен диагноз вероятной деменции, ассоциированной с болезнью Альцгеймера. При исследовании post mortem тканей головного мозга умерших была проведена оценка на предмет наличия патологических включений — амилоидных бляшек и нейрофибриллярных клубков. Также авторами исследования был разработан статистический показатель, позволяющий оценить физиологический резерв организма,  — индекс слабости, включающий сочетание 41 маркера соматического статуса (например усталость, наличие сердечно-сосудистых заболеваний, патологий опорно-двигательного аппарата, остеопороза, нарушений моторики, влияющих на повседневную активность, в частности ограничивающих возможность приготовления пищи).

По результатам анализа выявлено, что 35 ​​участников (8%) имели выраженные патоморфологические изменения в тканях головного мозга, связанные с болезнью Альцгеймера, при отсутствии клинического подтверждения диагноза деменции. У 50 человек (11%) установлен диагноз вероятной деменции альцгеймеровского типа, однако патоморфологические изменения тканей головного мозга были незначительны. После учета поправок на возраст, пол и образование проведенная исследователями комплексная факторная оценка показала, что низкие функциональные резервы организма и структурные изменения тканей головного мозга, связанные с развитием нейродегенеративного процесса, вносят независимый вклад в прогрессирование деменции.

В целом, согласно результатам проведенной работы, у лиц пожилого возраста (59 лет и старше) с более низкими показателями соматического резерва чаще диагностировали нейробиохимические изменения, характеризующие развитие болезни Альцгеймера, и клинические симптомы деменции. «Снижение физиологических резервов организма и общая слабость могут предрасполагать к развитию клинических проявлений деменции, в то время как те же морфологические изменения на уровне центральных нервных структур могу оставаться бессимптомными в клиническом плане у лиц с достаточным резервом соматического статуса. Подобные факты могут указывать на то, что «хрупкий мозг» может быть более подвержен развитию патологических процессов, в том числе дементных нарушений, поскольку механизмы адаптации к закономерным процессам биологического старения организма более ограничены», — прокомментировал руководитель исследования профессор Кеннет Роквуд (Kenneth Rockwood).

Выводы и комментарии

В разделе обсуждения полученных результатов авторы отметили, что клинические проявления симптомов деменции могут быть следствием нескольких причин, при этом взаимосвязь с нейроморфологическими маркерами болезни Альцгеймера, вероятно, будет лишь одним из факторов в целом каскаде событий, которые приводят к развитию клинических симптомов заболевания. По мнению исследователей, понимание комплексного взаимодействия отдельных факторов риска и роли такого сочетанного влияния на развитие деменции в пожилом возрасте, вероятно, может стать основой новой методологии в разработке целей терапии деменций альцгеймеровского типа.

Таким образом, представленные данные подтверждают идею о том, что деменция в пожилом  возрасте (и особенно болезнь Альцгеймера) — сложное явление, а не единичное заболевание, характеризующееся генетическим риском или нарушениями биохимических трансформаций одного протеина в структурах головного мозга. Тем не менее авторы указывают на то, что проведенное исследование имеет ограничения, обусловленные статистическими параметрами: в работе представлены лишь результаты перекрестного сравнения данных ограниченной популяции.

  • The Lancet (2019) Frailty could make people more susceptible to dementia. ScienceDaily, Jan. 17.
  • Wallace L.M.K., Theou O., Godin J. et al. (2019)  Investigation of frailty as a moderator of the relationship between neuropathology and dementia in Alzheimer’s disease: a cross-sectional analysis of data from the Rush Memory and Aging Project. Lancet Neurol., 18 (20): 177–184.

Наталья Савельева-Кулик

27 сентября, 2020
Was this article helpful?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *