Продолжительность сна влияет на риск развития сахарного диабета и ожирения

Резюме. У детей с учетом различных факторов риска

12311321Распространенность сахарного диабета 2-го типа, избыточной массы тела и ожирения стабильно увеличивается в Соединенном Королевстве и во многих других странах, причем не только у взрослых, но и подростков и детей. Понимание ранних детерминант развития ожирения и сахарного диабета для молодых людей может быть особенно важным в аспекте снижения риска развития этих патологий в дальнейшем на протяжении всего жизненного цикла человека. В данном направлении проводится огромное количество исследований, а особый интерес вызывают значение и роль сна в изучении рисков развития сахарного диабета 2-го типа и ожирения.

Согласно результатам исследований, продолжительность сна имеет определенные проспективные ассоциации с ожирением и сахарным диабетом у взрослых людей, при этом как кратковременный, так и продолжительный сон связан с повышенным риском развития указанных патологий. В то же время исследования педиатрической популяции продемонстрировали сравнительно обратные ассоциации, то есть было показано, что увеличение продолжительности сна связано со снижением риска развития ожирения. Однако в данный момент недостаточно изучено влияние сна на иные факторы риска развития сахарного диабета в детском возрасте, такие как гликемические маркеры в крови и инсулинорезистентность. В связи с этим ученые из Великобритании провели работу, в которой изучили ассоциации между продолжительностью сна, сахарным диабетом и сердечно-сосудистыми факторами риска в крупномасштабном многонациональном популяционном исследовании детей в возрасте 9–10 лет. Результаты этой работы опубликованы 15 августа 2017 г. в журнале «Pediatrics».

За основу было принято проведенное в Англии перекрестное исследование сердца и здоровья детей (Child Heart and Health Study in England — CHASE), направленное на изучение профилей риска развития сердечно-сосудистых заболеваний и сахарного диабета у детей европейского, южноазиатского и афро-карибского происхождения, учащихся в 200 британских начальных школах в период с 2004 по 2007 г. Для этого у испытуемых измеряли длину и массу тела, определяли индекс массы тела, процент жировой ткани и артериальное давление, а также проводили анализы крови (инсулин, гликозилированный гемоглобин, липиды, глюкоза, ураты) и оценку физической активности. Также в формате самоотчета у детей уточняли продолжительность сна, а у родителей — социально-экономическое положение семьи. Отдельно у участниц женского пола определяли пубертатный статус.

В результате из 8641 приглашенного для участия в CHASE ребенка в нем были задействованы 5887 (68%) детей, у 4525 (80%) из которых проведены анализы крови и у которых в полном объеме имелись вышеперечисленные данные. Средний возраст участников составил 10,0 года (в диапазоне 9,2–10,7 года), а средняя продолжительность сна — 10,5 ч/сут (в диапазоне 8,0–12,0 ч/сут). Отмечается, что дети с большей продолжительностью сна были младше и преимущественно — женского пола. Также установлено, что длительность сна оказалась больше у белых европейских детей по сравнению с участниками афро-карибского происхождения. В то же время не выявлены ассоциации между продолжительностью сна и социально-экономическим статусом семей испытуемых детей.

Отмечена сильная обратная линейная взаимосвязь между длительностью сна и всеми показателями телосложения детей и процента жировой ткани. Участники, которые спали дольше, в среднем имели меньшие длину и массу тела, а также процент жировой ткани. Продолжительность сна также была обратно пропорциональна уровню инсулина, а также резистентности к инсулину и глюкозе. Тем не менее не выявлено доказательств взаимосвязи между длительностью сна и уровнем артериального давления, липидов и физической активности, а также половой или этнической принадлежностью.

Стоит отметить, что в ходе анализа выявлено, что по сравнению с белыми европейцами у афро-карибских детей изначально на 8,5% выше уровень инсулина в крови после корректировки с возрастом, полом, длиной тела и социальным положением, а после дополнительного учета продолжительности сна эта разница уменьшилась до 7,6%. У южноазиатских детей разница в уровнях инсулина в крови в сравнении с европейскими участниками составила 30,3% до корректировки с продолжительностью сна, после — 29,5%.

Настоящее исследование является новым в демонстрации обратных ассоциаций между сообщенной продолжительностью сна и факторами риска развития сахарного диабета 2-го типа в ранней жизни, которые не зависят от ожирения и наблюдаются в разных этнических группах. Оно также показывает сильные обратные ассоциации между сообщенной продолжительностью сна и ожирением (включая подробные измерения процента жировой ткани), подтверждающие результаты предыдущих исследований педиатрической популяции. Учитывая возрастающую распространенность сахарного диабета во всем мире и особенно в странах с низким и средним уровнем доходов, авторы считают, что полученные результаты помогут мотивировать дальнейшие простые прагматические исследования в этой области.

В текущем исследовании также была предоставлена возможность изучить продолжительность сна и сердечно-сосудистые факторы риска (включая липиды крови и уровень артериального давления), хотя не выявлено последовательных доказательств этих ассоциаций. Тем не менее полученные нулевые результаты согласуются с ограниченным числом ранних наблюдений в детстве, в соответствии с которыми, предположительно, продолжительность сна не модифицирует другие сердечно-сосудистые риски в раннем возрасте, кроме как за счет повышения риска развития ожирения и других метаболических факторов риска.

В заключение ученые сделали выводы, что в текущем исследовании увеличение средней продолжительности сна в будние дни (10,5 ч) на полчаса может быть ассоциировано с более низким индексом массы тела — на 0,1 и с 0,5% снижением резистентности к инсулину. При этом следует учитывать некоторые выявленные этнические различия: у детей южноазиатского происхождения изначально на 30% выше резистентность к инсулину и на 0,4 ниже индекс массы тела по сравнению с белыми детьми-европейцами. Если экспериментальные доказательства подтверждают выявленные ассоциации, наблюдаемые между продолжительностью сна и предикторами сахарного диабета 2-го типа, позволяющими предположить причинную связь, эти эффекты могут достоверно сохраняться и в более поздний период жизни. Показано, что уровни резистентности к инсулину в детском возрасте влияют на риск развития сахарного диабета 2-го типа в течение 10 лет и могут увеличиваться с возрастом. Следовательно, снижение риска развития сахарного диабета 2-го типа даже в незначительной степени в детском возрасте может иметь более долгосрочные последствия для снижения аналогичного риска и в более позднем возрасте. Кроме того, более высокие показатели массы тела в детстве ассоциированы с высоким риском развития неалкогольной жировой болезни печени в подростковом возрасте, которая также является установленным фактором риска возникновения сахарного диабета.

Важно отметить, что, согласно недавнему исследованию, уровень жизни и окружающая среда влияют на развитие ожирения.

Олег Мартышин

13 октября, 2020
Was this article helpful?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *