Метаболически здоровое ожирение — миф

Резюме. Люди с метаболически здоровым ожирением отнюдь не являются здоровыми

Данные метаанализа, проведенного по результатам 8 исследований с участием более 60 тыс. взрослых лиц, свидетельствуют, что здоровое ожирение — это миф.

Работа ученых Научно-исследовательского института Mount Sinai Samuel Lunenfeld-Tanenbaum в Торонто, Канада, опубликована онлайн 2 декабря 2013 г. в журнале «Annals of Internal Medicine».

Проведен сравнительный анализ заболеваемости кардиоваскулярной патологией и общей смертности в когорте лиц с метаболически здоровым и метаболически морбидным ожирением с различной массой тела и в когорте лиц с метаболически здоровым ожирением (МЗО) и нормальной массой тела.

Согласно данным 8 исследований с периодом наблюдения ≥10 лет относительный риск (ОР) развития кардиоваскулярной патологии и смертности от всех причин у лиц с МЗО составил 1,24 (95% доверительный интервал (ДИ) 1,02–1,55).

В исследования включены 61 386 человек, зарегистрировано 3988 случаев нежелательных событий. Ожирение устанавливали при показателях индекса массы тела (ИМТ) ≥30 кг/м2, избыточную массу тела — при ИМТ 25–29,9 кг/м2, нормальную массу тела — при ИМТ 18,5–24,9 кг/м2.

В предыдущих исследованиях по изучению связи ИМТ и смертности не учитывали наличие метаболического фактора, хотя полученные в ряде работ данные о повышенной смертности среди лиц с ожирением достаточно убедительны.

У лиц из категории метаболически морбидных с различной массой тела выявлен наиболее высокий риск развития кардиоваскулярной патологии и смертности от всех причин. Самые высокие показатели ОР регистрировали у метаболически морбидных лиц с нормальной массой тела (3,14; 95% ДИ 2,36–3,93), чуть более низкие — у метаболически морбидных лиц с избыточной массой тела (ОР 2,70; 95% ДИ 2,08–3,30) и самые низкие — у метаболически морбидных лиц с ожирением (ОР 2,65; 95% ДИ 2,18–3,12).

Хотя развитие нежелательных событий у лиц с МЗО в течение первых 10 лет наблюдения отчетливо не прослеживали, авторы отмечают ассоциацию избыточной массы тела с ближнесрочным риском развития субклинической стадии сосудистой патологии, в том числе нарушений вазореактивности, нарушений геометрии левого желудочка сердца, хронического воспаления, повышения толщины интима-медиа сонной артерии и кальцификации коронарных артерий.

В комплексе эти данные отражают модель развития субклинических метаболических и сосудистых функциональных нарушений, ассоциирующихся с избыточной массой тела и способствующих в дальнейшем более высокой частоте развития кардио­васкулярных событий и более высокой смертности.

В этом смысле предыдущие сообщения о результатах оценки показателей здоровья у лиц с МЗО в ходе короткого периода наблюдения или сравнения их с контрольной группой без должной оценки кардиоваскулярного риска внесли определенный вклад в формирование концепции фенотипа «доброкачественного ожирения», не ассоциирующегося, по мнению авторов, с развитием нежелательных клинических исходов. Результаты мета­анализа не подтверждают данную концепцию и свидетельствуют о том, что не существует «здорового» варианта ожирения.

Исследование продолжают выводы работы, опубликованной 20 ноября 2013 г. в журнале «Journal of Clinical Endocrinology and Metabolism», о 4-кратно повышенном риске развития сахарного диабета и кардиоваскулярной патологии у лиц с МЗО в сравнении с метаболически здоровыми лицами с нормальной массой тела.

Авторы поддерживают позицию практикующих врачей, фокусирующих внимание на метаболически морбидных лицах с нормальной массой тела, у которых нежелательные события развиваются с такой же частотой, как и у лиц с ожирением. Данная группа пациентов представляет наиболее неблагоприятный подтип среди всего спектра фенотипов, генетически предрасположенных к развитию кардиоваскулярной патологии.

Результаты анализа развенчивают наиболее распространенные заблуждения относительно ожирения. Во-первых, в обзоре подвергнуто сомнению убеждение, что не все лица с ожирением имеют в долгосрочной перспективе риск развития кардиометаболических расстройств. Ожирение воздействует практически на все аспекты жизнедеятельности человека и его физиологии. Еще одним заблуждением является мнение, что «мы не можем позволить себе лечить всех людей с ожирением, поэтому следует сосредоточить свои приоритеты лишь на лицах с кардиометаболическим риском». Такие подходы лишают необходимой терапии людей, у кого данный риск неминуемо разовьется в более поздние сроки.

Данные проведенного метаанализа взяты из проспективных исследований, результаты которых опубликованы в период 2004–2011 гг. Большинство исследований расценивало состояние «метаболического здоровья» как отсутствие метаболического синдрома по национальным критериям ATP III (Adult Treatment Panel III) или критериям Международной федерации диабета (International Diabetes Federation — IDF). В ряде исследований «метаболическое здоровье» определяли по наличию лишь отдельных признаков метаболического синдрома в соответствии с критериями ATP III и IDF.

Критерии метаболического синдрома по ATP III включают такие параметры, как окружность талии (ОТ) ≥88 см плюс два признака из следующих — уровень триглицеридов в плазме крови натощак 1,69 ммоль/л, уровень липопротеидов высокой плотности 130 мм рт. ст., диастолического артериального давления >85 мм рт. ст., применение антигипертензивных препаратов, а также уровень глюкозы крови натощак ≥6,1 ммоль/л.

Критерии метаболического синдрома IDF: ОТ ≥94 см у мужчин и ≥80 см у женщин плюс два признака из следующих — уровень триглицеридов в плазме крови натощак 1,69 ммоль/л, уровень липопротеидов высокой плотности 130 мм рт. ст., диастолического артериального давления >85 мм рт. ст., семейный анамнез, отягощенный по артериальной гипертензии, применение антигипертензивных препаратов, а также уровень глюкозы крови натощак ≥5,6 ммоль/л или прием гипогликемизирующих препаратов.

Ольга Федорова

16 октября, 2020
Was this article helpful?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *