Маленькие дети воспринимают продукты растительного происхождения как источник пищи

Резюме. А их безопасность определяют, наблюдая за взрослыми

Ученые Йельского университета (Yale University), США, в ходе нового исследования выявили, что дети в возрасте младше 6 мес воспринимают продукты растительного происхождения как источник пищи. Результаты работы опубликованы в «Psychological Science» — журнале Ассоциации психологических наук (Association for Psychological Science — APS). Исследователи обратили внимание на то, что наблюдая за тем, как взрослый человек помещает в рот части растительной пищи и несъедобные объекты, дети идентифицируют в качестве источника пищи только части растений.

Автор исследования доктор Энни Вертц (Annie Wertz) подчеркнула, что растительная пища, несмотря на свою пищевую ценность, в структуре современного питания часто отходит на второй план. Однако именно она была в центре фундаментальной проблемы разграничения съедобных и ядовитых веществ в ходе эволюции. Много веков люди воспринимали растения как источник пищи, однако среди них множество токсичных и опасных для жизни экземпляров.

Как же ребенок учится определять, что является съедобным, а что — нет? Известно, что решение маленьких детей о том, что является пищей, основано не только на простом подражании поведению взрослых. Ученые предположили, что дети не полностью повторяют, а ориентируются на определенные типы объектов, в данном случае растения, однако только в том случае, если взрослый делает это первым. Исследователи проверили эту гипотезу в ходе нескольких экспериментов.

В одном из них детям в возрасте 18 мес выдали реалистично выглядевшие искусственные фрукты и объекты явного антропогенного происхождения. На глазах детей экспериментаторы помещали каждый из этих объектов в рот и делали вид, что едят их. Затем у детей спрашивали, какой из объектов они могут съесть. Все младенцы выбирали исключительно один вид объектов, несмотря на то что они видели, что экспериментаторы «едят» оба вида. В ходе следующих наблюдений ученые обратили внимание на то, что имитация поедания объектов имела решающее значение. Так, если экспериментатор помещал фрукты за ухо или просто смотрел на них, то ребенок делал свой выбор случайным образом.

Маленькие дети, не имеющие опыта употребления твердой пищи, также демонстрировали явную склонность к выбору растительной пищи. Например, дети в возрасте 6 мес могли долго наблюдать за тем, как исследователи имитировали поедание искусственного фрукта. Вероятно, это приводило к нарушению детских ожиданий относительно съедобности объекта.

Ученые подчеркивают, что данные эксперимента демонстрируют то, насколько дети используют социальную информацию, полученную от взрослых, для быстрой идентификации растений как источника пищи. В более широком смысле это свидетельствует о том, что люди, в отличие от человекообразных приматов, не рассматривают все, что может попасть к ним в рот, как пищу. Вместо этого, они принимают во внимание тип объекта. Э. Вертц отмечает, что механизм социального обучения протекает во взаи­модействии с другими процессами, включая сенситивный период, в ходе которого познается еда и устанавливается отношение ребенка к отдельным вкусам. Эти механизмы являются очень сложными, а данное исследование является только первым шагом на пути к полному их пониманию. Однако уже сейчас полученные результаты могут пригодиться родителям детей младшего возраста при составлении оптимального рациона питания.

Юлия Котикович

16 октября, 2020
Was this article helpful?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *