Врачи обязаны обсуждать с пациентами стоимость обследования и лечения

Резюме. Финансовый стресс вследствие проведения дорогостоящих обследований или лечения может иметь для здоровья пациента большее значение, чем результаты самого лечения

Разумеется, трудно представить стоимость рутинного цитологического мазка (теста Папаниколау) в сумме около 1000 дол. США, однако эта ситуация может стать реальной, если врач вдруг решит заодно провести и ряд других тестов — просто заполнив несколько дополнительных «окошек» в бланке направления на исследование.

Приведенный пример иллюстрирует необходимость осознания лечащими врачами степени финансового ущерба, который они могут нанести пациенту своими назначениями. Этой проблеме посвящены две статьи, опубликованные 17 октября 2013 г. в журнале «New England Journal of Medicine». Представлено обсуждение назревшей необходимости понимания практикующими врачами финансового аспекта лечебно-диагностического процесса и его последствий для пациента, а также необходимости обсуждения с пациентом стоимости обследования и лечения, а по надобности — оказания консультативной помощи по уменьшению расходов пациента.

Цитологический мазок стоимостью 1000 дол.

О том, как тест Папаниколау стоимостью в 20–30 дол. может оставить пациента со счетом на сумму 1000 дол., обсуждает в одной из статей Шерил Беттигоул (Cheryl Bettigole), врач общей практики и руководитель многопрофильной сети лечебных учреждений в Бриджтоне (Complete Care Health Network in Bridgeton), Нью-Джерси, США.

По мнению автора, в настоящее время назначение лабораторных исследований стало довольно простым делом — дорогостоящие и ненужные тесты врачи назначают простым заполнением «окошек» в бланке направления.

Клинические лаборатории и лабораторные центры активно рекламируют «продвинутые» тесты, в большинстве случаев включающие комбинированные панели тестов, которые с легкостью назначаются докторами. Данные панели содержат расширенный перечень «таинственных» тестов, смысл которых известен лишь посвященным. В недалеком прошлом проведение таких лабораторных исследований потребовало бы забора множества биологических образцов. Вместе с тем, ни лечащего врача, ни пациента на этапе обследования не тревожат мысли о дороговизне назначаемых лабораторных тестов и о крайне недостаточной доказательной базе их клинической информативности.

Примером может служить «лабораторный политест исследования женского здоровья в одной пробирке», настойчиво промотируемый многими клиническими лабораториями. Политест включает не только цитологический мазок и обследование на ВИЧ-инфекцию, но и обследования на целый ряд инфекционных заболеваний, которые вряд ли бы врачи назначили в прежние годы и в отношении обоснованности которых отсутствуют какие-либо доказательные данные.

Поскольку стоимость медицинской помощи возрастает, а лаборатории развивают продуманную маркетинговую тактику, сходную с таковой фармацевтических компаний, становится все очевидней, что практикующие врачи обязаны быть сторонниками ограничения ненужных издержек в здравоохранении, а также отдавать себе отчет в финансовых последствиях врачебных назначений для пациента.

Отсутствие активной позиции медиков в данном вопросе приводит не только к увеличению финансового бремени на пациента, но также негативно воздействует на результаты скрининговых мероприятий. Врачи вносят свой вклад в новый виток расходов на здравоохранение, чем существенно вредят системе в целом.

Непредвиденные побочные эффекты

Другая статья посвящена обсуждению расходов на лечение, которые покрываются за счет личных средств пациента. Данные расходы наиболее значительны при лечении онкологической патологии, хотя от дополнительной финансовой нагрузки страдают и другие пациенты с целым рядом тяжелых заболеваний.

В качестве примера приводят размеры личных расходов пациентов в штате Массачусетс, США: при лечении рака молочной железы издержки женщин на лечение с планом страхования, предусматривающим высокую франшизу и низкие страховые премии (high-deductible insurance plans), составляют в среднем 55 250 дол.

Как правило, врачи обсуждают с пациентами возможные побочные эффекты лечения перед началом его проведения, однако редко обсуждают размеры личных расходов больных, сопряженных с предстоящим лечением. Многие врачи не учитывают информацию о стоимости лечения при выборе терапии и не рассматривают возможность менее затратных вариантов или ассистанс-программ для пациентов.

Однако, по мнению авторов статьи, врачи обязаны это делать. Врачам следует обсуждать с пациентом потенциальный финансовый стресс, связанный с проведением лечения, в таком же формате, как и возможные побочные эффекты терапии. Лечение может оказаться «финансово токсичным» для пациента в случае, если повышенные расходы подрывают благосостояние больного и его семьи.

Бо`льшую часть времени врачи заняты оказанием медицинской помощи пациентам, предлагая им наиболее эффективное лечение. Наиболее эффективное лечение означает наилучшие клинические исходы, однако в борьбе за лучшие клинические результаты многие врачи забывают, что в случае значительной дороговизны лечения страдания пациента могут усугубиться в большей степени, чем без проведения лечения. Воздействие финансового рикошета такого лечения на качество жизни больного будет иметь большее значение, чем достигнутое клиническое улучшение.

Автор статьи отмечает, что многие практикующие врачи сомневаются в необходимости обсуждения с больными финансовых аспектов лечения из-за опасения, что это будет выглядеть как денежная оценка жизни пациента. В действительности же пациенты испытывают ненужный финансовый стресс в тех случаях, когда лечащие врачи не информируют их о возможных альтернативных вариантах лечения — менее затратных и практически сопоставимых по клиническому результату.

Nelson R. (2013) Discuss costs of tests and therapies with patients. Medscape, October 17 (www.medscape.com/viewarticle/812734).

Ольга Федорова

16 октября, 2020
Was this article helpful?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *